Наш край Наш край Роспись Древо Источники Фотографии Услуги Контакты

 


МЕЖДУ МИРОВЫМИ ВОЙНАМИ

изнь казацких семей и развитие их хозяйства нарушила Первая Мировая война. Многих их с первым призывом мобилизуют в Российскую армию. Известны пока некоторые участники 1-й Мировой войны из сел Каленики, Плешкани, Богданы, Гельмязево:

 Село Каленики  Село Плешкани
 Рядовой Вака Иван Петрович  Младший унтер-офицер Гразион Максим
 Младший унтер-офицер Вака Савва Семенович  Село Богданы
 Рядовой Вака Иван Семенович  Рядовой Романенко Семен Сергеевич
 Рядовой Вака Денис Семенович  Село Гельмязево
 Рядовой Шквара Павел Семенович  Романенко Моисей Федосович
 Рядовой Шквара Иосиф Семенович  Рядовой Ваченко Авксентий Спиридонович
 Рядовой Бутенко Федор Моисеевич  Рядовой Мощный Феодосий Иванович
 Младший унтер-офицер Воропай Савва Иванович  Рядовой Павлик Никита Семенович
 Рядовой Сангун Стефан Трофимович  
Об их боевом пути мало что нам, к сожалению, известно. 1-я Мировая война была не в чести у советских властей, а люди проливавшие кровь за отечество были просто забыты. Наш долг перед павшими в той войне еще не оплачен...
***
       Началась новая эпоха с марта 1917 года, которая многое перевернула в жизни и быту наших земляков. На несколько лет территория Украина стала ареной ожесточенной кровопролитной борьбы. Гражданская война, подобно яду, заполоняла все тело и России и Украины. Но гражданской войной ее назовут потом, спустя годы, а в те времена это были просто «события».
       В первые месяцы гражданской войны большинство населения пребывало в полной растерянности, было сбито с толку, не знало, чью сторону принять. Появились сотни атаманов и партизанских банд, проникнутых духом анархического казацкого романтизма. Кто-то предпочитал национальные лозунги, кто-то – большевистские, многие постоянно метались из одного лагеря в другой – и все отстаивали интересы только своих сел и районов.
       В одном из документов той эпохи – «Списке лиц, лишенных избирательного права по Калениковскому сельсовету» от 17.10.1923 включена почти половина взрослых сельчан – 99 фамилий, включая имена наших родственников и свойственников. Всем им давались социально–политические характеристики, определявшие правомерность применения по отношению к ним репрессий и ограничений в правах: «собственник, активно поддерживающий гетмана», «собственник, активно поддерживающий Петлюру», «активно шедший против бедноты», «собственник, активно поддерживающий скоропадщину», «деникинский приспешник», «провокатор, активно действующий в интересах буржуазии», «контрреволюционер, поддерживающий эсеровщину», «собственник, укрывавший штаб Черного», «церковный причт – секретарь церковного совета», «член церковного совета», «дурманящий народ», «сторож церкви» и т.д. Под документом, в числе прочих, стоит подпись и нашего родственника. Лишение избирательных прав становилось сильнейшей мерой социального и политического контроля, эффективным средством управления обществом. Данная правовая мера действовала в России и СССР с 1918 по 1936 гг. и была отменена с принятием «сталинской» Конституции 1936 года, закреплявшей «окончательную победу социализма».
       Январь–февраль 1919 года в Украину вторично вернулась советская власть. Правительство Украины заявило об уравнительном распределении земли, однако после победы большевиков лучшая помещичья земля (до 80%) передавалась не крестьянам, а создаваемым колхозам, совхозам, госхозам, коммунам, государственным сахарным заводам. 10 миллионов десятин земли поглотил молох колхозного эксперимента. Местные коммунистические лидеры Украины объявили о проведении коллективизации. Но твердой власти еще не было до 1922 г.
       Вместо Советов в селах Украины  насаждались классовые организации – ревкомы и комитеты бедноты во главе с коммунистами, которых народ не избирал. Они стали ширмой для диктатуры партии на селе.  В селе создается комитет неимущих крестьян, который возглавил Епифан Ефимович Гайко. С установлением советской власти в деревне появились невиданные в истории Украины формы хозяйства – коммуны, товарищества по совместной обработке земли и др. кооперативные объединения крестьян. Первые такие хозяйства возникли на основе конфискации помещичьих земель и создавались в форме коммун. Возникла такая коммуна «Искра» рядом с селом Каленики в декабре 1922 г. в бывшей усадьбе Терлецких, которая пропагандировала преимущества коллективного хозяйствования для окружающих сел. Она была ликвидирована в 1929 г.
       Продразверстка, распространенная к этому времени на все виды сельскохозяйственной продукции, год от года выполнялась все успешнее, а сельское хозяйство все более приходило в упадок. Власти с помощью продотрядов заставляли отдавать крестьян их продукцию по твердым ценам, которые были много ниже рыночных. Были нормированы еще с 21 января 1919 года продукты: зерно, фураж, соль, сахар и чай. Крестьянство несло не менее чем в два раза большее налоговое бремя, чем довоенные платежи, в том числе порядка 99 % изъятий были натуральные.
       Но политика «военного коммунизма» на селе быстро успела озлобить крестьянство против новой власти. В апреле 1919 года в Киевской губернии было зафиксировано 38 выступлений крестьян против «коммунии», в Черниговской – 19, в Полтавской – 17. Поддерживали повстанческое движение на Переяславщине некоторые нам известные калениковцы: Гармаш Трифон Григорьевич, Дубина Павло Иванович, Шемет Александр Фотиевич, Вака Агей Иванов. Эти отряды, в советских документах проходили как «бандитские». С приходом советской власти их участники подвергался различным притеснениям, в том числе лишение избирательных прав.
       Некоторое число казаков и крестьян продолжало партизанскую войну против большевиков. «… В Плешканях, Гельмязовской волости. Агентами политбюро заарештовано 14 бандитов, из которых 2 сбежало. Имеются сведения, что в Свининском и Комаровском лесах действуют банды Черного численностью до 200 человек…». Из сведений информационного подотдела Кременчугского губернского исполкома о положении в Золотоношском и Черкасском поветах от 30 сентября 1921 г.: «… Добровольно заявились бандиты Черный и Полтавец».
       В 1922 году крестьянская война в Украине постепенно прекращается. Поддержка петлюровского повстанчества Польшей и Румынией ослабла. Повстанческо-партизанский штаб практически приостановил свою деятельность. В апреле 1922 года в Украине была объявлена тотальная амнистия всем участникам Гражданской войны.
       Бывшая территория Полтавской и Черниговской губерний стала частью  Украинской Социалистической Советской Республики (УССР), которая вошла в состав СССР. В УССР в этот период произошла ломка всех, веками установившихся, социальных взаимоотношений и условий быта. Много крови, много насилий – и физических и моральных – много нарушений того, что веками считалось незыблемым, пришлось испытать на себе за эти неполные два десятилетия. С фанатической нетерпимостью и полным пренебрежением писанных и неписанных законов, на которых держалась раньше вся жизнь населения, уничтожалось, ломалось и подавлялось все, чтобы создать нечто новое, желаемое теми, в чьих руках была полнота власти. Намерение, во что бы то ни стало достичь веками желаемой цели, было сущностью главного направления, глубинного течения общественного сознания того времени. Период этот, хотя и не было войн и внешних столкновений, полон событий чрезвычайной важности, глубоко затронувших все слои населения.
       В 1922 году в селе было создано Товарищество по совместной обработке земли (ТСОЗ). Осенью 1929 года на селе начинается активная работа по созданию коллективного хозяйства. В Калениках создан колхоз «Ленинский шлях», а на хуторах Ковтунивка, Маленивщина и Гаптаривщина – «Жовтень». 5 января 1930 года политическое руководство страны принимает решение о проведении сплошной коллективизации.  На заседание местной партийной ячейки КПУ(б) рассматривался вопрос о проведении в селе «раскулачивания», т.е. составляли список лиц, чьи семейные хозяйства подлежат уничтожению. В список на раскулачивание включили:

 Бутенко Карпо Иванович
 Вака Григорий Митрофанович
 Походенко Иосиф Васильевич
 Борисенко Тимофей Иванович
 Рубан Емельян Семенович
 Гайко Петро Моисеевич
 Руденко Мирон Павлович
 Нестренко Константин Николаевич
 Гармаш Емельян Григорьевич
 Кирдода Иван Степанович
 Нестеренко Степан Николаевич

 Шквара Павло Семенович
 Очерет Андрей Андреевич
 Очерет Петро Андреевич
 Шульга Григорий
 Сагайдак Григорий
 Левченко Михаил
 Нестеренко Денис Николаевич
 Нестеренко Андрей Николаевич
 Нестеренко Филип Павлов
 Нестеренко Пантелеймон Петрович
 Гавриленко Нестер Борисович

 Шквара Иван Филиппович
 Шульга Иван Сидорович
 Руденко Степан Филипович
 Гармаш Евдоким Григорьев
 Гармаш Трифон Григорьевич
 Дубина Павло Иванович
 Павленко Данило
 Шемет Александр Фотиевич
 Коваленко Антон

 Григорович Иван Иванович
 Вакка Аггей Иванович

и других.
       Организовать одновременное выселение в отдаленные районы СССР большое количество крестьян было в тот момент сложно. Выход был найден в переселении в необжитые места за селом. Практически все зажиточные семьи в с. Каленики были выселены в овраги в 7-ми километрах от села, где они прожили в землянках несколько лет. Большинство из них там умерло, немногие смогли переехать в другие места. Они стали изгоями, находились в строгой изоляции и уже не могли представлять реальной социальной силы, влияющей на позицию села в целом, что и добивались власти.
       Откуда же взялись кулаки? Почему же одни стали кулаками-богатеями, а другие сельской беднотой? Ответ один: работают все по-разному, одни приносят себя в жертву труду, другие нет. Получается, что истребили-то большевики лучших людей деревни, передовиков производства.
       Давление и нажим при создании колхозов вызвали недовольство и протесты крестьян. Такие моменты были и в нашем колхозе «Ленинский шлях». Обстановка в селе накалялась. Началось истребление скота. Весной 1930 г. колхозники распустили колхоз «Жовтень» из-за конфликта с руководством по поводу его отказа дать им колхозных лошадей для вспашки личных приусадебных участков. Но вскоре он был воссоздан, а виновными в создавшейся ситуации, конечно, объявили «кулацкие элементы».
       Важную роль в окончательной победе режима над крестьянством сыграл голод 1932–1933 гг. Он был вызван политикой государства, изъявшего из деревни весь хлеб. Большое усердие в выполнении этого мероприятии проявило наше местное руководство сельсоветов и ячеек компартии. Сельчане помнят имена тех, кто погиб, и тех, кто толкнул их к этому. Точное количество умерших неизвестно – около 300 человек членов колхоза, что же сказать о трагической судьбе тех, кто был «раскулачен» – лишен имущества и прав, выселен из хаты и не за какие-то уголовные преступления, а по идеологической догме. В 1993 г. установлен памятник жителям, которые умерли в голодные 1932-1933 года. Да, жизнь сложная штука. Кому-то более везет, а кому-то менее. Почему? Кто ответит на это. Да, много воды утекло в Супое, а Булатца не стало совсем – высох, многое забылось. Но такие события забываются с трудом, если и забываются.
       Однако некоторая часть сельского населения выиграла от проведения коллективизации. Это касалось наиболее неимущих ("бедняков", "батраков"): им кое-что досталось из "кулацкого" имущества, их в первую очередь принимали в партию, готовили из них комбайнеров и трактористов. Сложилась кризисная ситуация, преодоление которой потребовало времени и усилий. Восстановление работоспособности колхоза шло медленно. Сбор зерна падал, поголовье скота сократилось на 50%. Но в значительной части колхозов в силу отсутствия у крестьян заинтересованности в труде царили бесхозяйственность, низкая дисциплина.
       От государства колхоз получил первый трактор, двигатель внутреннего сгорания, молотилку и другую необходимую технику. Первым трактористом в селе стал Вака Денис Семенович. Рост сельскохозяйственного производства начался в 1935–1937 гг.
       На селе стали широко проводиться трудовые наборы для работы на промышленных объектах (в том числе и на угольных шахтах) Донбасса. Колхоз неоднократно получал  разнарядку от вышестоящего органа власти о необходимости отправить бригаду молодых крепких парней на всесоюзные стройки. Потомков тех селян теперь можно встретить во всех уголках бывшего СССР.